четверг, 12 апреля 2012 г.

Поляки в истории сельских и заводских поселений

                                   

Поляки в Прикамье имевшие незначительную численность в составе всего населения городов и уездов западной части Пермской губернии были расселены почти повсеместно, они были отмечены в каждом пермском уезде. Исследовательский поиск пермских историков открыл многие неизвестные биографии и страницы истории поляков Прикамья.


Однако большая часть исследований относится к жителям губернского и уездных городов и достаточно немногочисленны свидетельства о том, чем занимались поляки в заводских поселках, селах и деревнях. Материалы по Суксунскому заводу и сельской заводской округе отчасти раскрывают эту тему.
Поляки давно уже проживали на территории Урала. Были они и в Суксуне.
 Здесь известны фамилии Яновский, Издеберский, Козерацкий, Высоцкий, Скалецкий. Это и горное начальство, врачи и учителя, служащие Суксунского завода. Прекрасный материал дают Метрические книги церквей Суксунского завода и округи, раскрывающие не только присутствие поляков, но и особенности конфессиональной жизни и отношений. 

Метрические записи Вознесенской церкви к сожалению мало исследованы. Охватывают они период с 1851-1919 гг. Поляки Суксуна, либо кто приезжал в гости на семейные торжества, свадьбы и крестины, отмечены в метрических записях. За 1851 г. в метрической книге Суксунской Вознесенской церкви упоминается начальник 1 дистанции 11 отделения 4 округа путей сообщения корпуса горных инженеров порутчик Павел Михайлович Бузько римско-католического вероисповедания, женившийся на дочери надворного советника Раисе Волковой. Свидетели по жениху и невесте - подполковник, горный инженер Михаил Иванович Фелькнер, губернский секретарь Аполлон Саввич Буевский, заводской исправник Игнатий Иванович Яновский. В 1857 году будучи уже вдовой Мария Николаевна Яновская выходит замуж за вдовца бывшего городничего города Красноуфимска, отставного штабс-капитана Ивана Францовича Кандиба римско-католического вероисповедания. В этой записи о бракосочетании упоминаются и свидетели по жениху и невесте: Александр Карлович Трещинский, барон Александр Карлович Каспар, титулярный советник Иосиф Братновский, и отставной полковник Христофор Александрович Деви. 

Браки католиков и лютеран с православными православной церковью не запрещались, поэтому невеста могла быть католического или лютеранского вероисповедания, а жених православного. И наоборот. За 1850-1870 года иностранные фамилии встречаются чаще, чем за остальные годы. Наверное, это было связано с тем, что в Суксуне находилась Главная контора по управлению заводами Суксунского горного округа. К тому же постройка красивой каменной трехпрестольной Вознесенской церкви полностью завершилась к 1850 г. (Годы строительства 1796-1850), и с 1863 года Суксунские заводы Демидовых временно были в казенном управлении. Вот еще одна интересная запись о бракосочетании. В 1868 году врач суксунских заводов А.П. Щербаков – первооткрыватель суксунской лечебной грязи, основатель первых курортных сезонов в Суксуне женится на 17 летней дочери судебного следователя Пермской губернии, Красноуфимского 1 го участка Суксунского завода Генриха Козерадского - Саломии римско-католического вероисповедания. У Генриха были также свидетелями на их свадьбе сыновья Антоний и Маврикий. Кстати, Генрих Козерадский (или Козерацкий) записан в книге как дворянин города Казани.

Одной из знаковых фигур в истории Суксунского края является личность Л. Ф. Окинчица, заводского и земского врача, с именем которого связана не только врачебная практика, но и развитие курортного дела на Урале. Окинчиц Людвиг (Сигизмунд Фаддей) Фаддеевич был по происхождению поляк, католического вероисповедания. Родился он в 1835 году в Гродненской губернии. Окончил курс наук в Императорском Московском университете по медицинскому факультету. Советом Императорского Московского университета 14.06.1862 года утвержден в звании уездного врача. Начал служить в Гродненской губернии, занимался частной практикой в Свислочи, где и имел место жительства. В 1863 году был арестован за контакты с предводителем отряда Казимиром Кобылинским. Был выслан на Урал в г. Кунгур, где жил под надзором полиции. Здесь же на Урале он продолжал заниматься врачебной практикой.

Доктор Л.Ф. Окинчиц (второй слева)

Л.Ф. Окинцич - новый врач суксунских заводов появился в Суксуне в 1870 г., согласно послужного списка определен врачом 1870 году с 1 января. Уже в 1871 году фамилия заводского врача Окинчица Л.Ф. фигурирует в журналах Красноуфимского земства и на страницах метрических книг Суксунской Вознесенской православной церкви. Местное горное начальство и служащие неоднократно пригашают его в крестные детям, в свидетели на свадьбы.

Л.Ф. Окинчиц сменил на посту рано ушедшего из жизни врача А.П. Щербакова, с именем которого связано открытие сероводородных иловых грязей в Суксунском пруду (1865 г.), описание сероводородных Ключевских источников и применение их для лечения заболеваний. Будучи заводским врачом А.П. Щербаков в 1867 году открывает в Суксуне лечебницу минеральных вод, которую содержит на свои средства.

Лечебница находилась в сосновом бору в Суксуне, сюда приезжали состоятельные люди «на воды». Лечение в заведении производилось кумысом, аппаратом сгущения воздуха, минеральными водами и грязями, находящимися в Суксунском заводе и его окрестностях, Суксунскими грязями, Ключевской серной, Красноярской соляной и Морозковской железной водой. К сожалению, очень ранняя смерть Щербакова не дала довести многие исследования и дела до конца. Людвиг Фаддеевич. Окинчиц сменив на должности А.П. Щербакова выкупил Суксунское лечебное заведение у его вдовы Саломеи, в девичестве Козерацкой - дочери Генриха Козерацкого - судебного следователя. На фотографиях Суксуна начала прошлого века четко красуются надписи «Курортъ. Заводъ Суксунъ». Следовательно, Л.Ф. Окинчиц содержал лечебницу довольно долгое время. Возможно и после отъезда из Суксуна. Старики рассказывали, что эта лечебница действовала до начала ХХ века.

О лечебнице Окинчица сохранились уникальные воспоминания жителя Суксунского завода Маношина Гавриила Андреевича 1854 г.р., записанные учителем химии Малелиным Николаем Григорьевичем в 1934 году!

«Примерно в 1870 году и далее в течение пяти лет было гуляние в Суксунской роще. Только летом. Приезжали издалека аристократия. Устраивал все врач Окинчиц. Хороший был врач. Работал частно, сам от себя. Устраивал ванны, т.е. лечил ваннами. Воду возили из села Ключи, суксунского серного ключа и из деревни Красный Яр соленую воду. Возили воду в бочках (возчик Седельников Федор Федорович, его сын Михаил, теперь сапожник, живет по ул. Б. Сосновка), но этой воды серной, как из Ключей, так и из Суксуна брали немного, примерно бочку (может быть бочку), а больше из Красного Яра. Принимали ванны и гуляли в лесу, сосновом бору. В лесу были дорожки, которые усыпаны песком до самого «Ближнего лога», в лесу была «светличка». Столовались больные там же у Окинчица. Был повар, для больных питание готовили.
Значительная часть больных жили в камерах тут же в общежитии у Окинчица, а многие больные жили на квартирах у граждан, но это те, кто по бедности. Столовались тоже у Окинчица. Съезжалось человек 60-70 и около сотни. Приезжали и из прочих держав, у Окинчица и останавливались. Была построена паровая машина, грел воду. Окинчиц принимал больных и граждан завода Суксун и других у себя. Съезжались в мае месяце, с 1 мая, лето проживали, а уезжали к осени.
Точно не помню сколько лет был Окинчиц, так как я уехал в Мотовилиху, где работал 5 лет. Там выливали стул для молота, работал на яму - где выливали стул. Был я тогда лет 15. Сейчас мне 80 лет. Я работал год и молотобойцем 4 года, потом на горнушко поставили, «делал крючечки», а потом работал уже кузнецом на ремонте (резцы наваривал и т.п.) Потом домой приехал. В это время гуляние и лечение еще было, так что всего было около 10 лет.
Потом врач Окинчиц уехал, причина почему уехал – неизвестна. Все лечение прекратилось. Строение досталось, видимо, заводскому управлению, так как все считалось господским. Затем, Тиле все и откупил у заводоуправления. Он луга и многое захватил. Тиле уже никакого лечения не делал. У Окинчица в кабинете был скелет, помню, мы забегали мальчиками туда и он предупреждал, чтобы не испугать нас».

Кстати, дом немца Тиле – мещанина г. Перми, служившего в Суксунском заводе, до сих пор сохранился в Суксуне и находится в том месте, где располагалось лечебное заведение Щербакова., а позже Окинчица. Не исключено, что этот дом служил когда - то приезжающим на воды больным.

Время появления Людвига Окинчица на Суксунской земле совпало с учреждением в 1870 году Красноуфимского уездного Земства - органа местного самоуправления. Земство большое внимание уделяло медицинскому обслуживанию населения. В то время земство распределило территорию уезда между четырьмя имевшимися в уезде врачами на четыре сектора. Людвиг Окинчиц заведовал Вторым участком. С ним работали фельдшер Фролов и акушерка Кашина. Вместе они обслуживали волости: Суксунскую, Верх-Суксунскую, Златоустовскую, Торговищенскую, Сыринскую, Агафонковскую, Молебскую, Сылвенскую, Шайтанскую, Уткинскую Красноуфимского уезда. Это 113 деревень и 47422 человека. Также им помогали фельдшера перечисленных участков: Недугов, Блохин, Крапивин, Синайский, Сулимов. Доктор Л.Ф. Окинчиц совмещал две должности: заводского и земского врача.

Как явствует из Послужного списка Людвига Окинчица, он постепенно продвигался по службе и Указом Правительствующего Сената за выслугу лет от 23.04.1881г. произведен в чин Коллежского Советника, а позже в 1883 году в чин Надворного советника. К сожалению, более подробных сведений о жизни поляка на Суксунской земле нам неизвестны. В «Приговорах Златоустовского волостного и Молебского сходов», правда, записано: «…врач Окинчиц в продолжении 15 лет оказывал населению безвозмездную медицинскую помощь, отличаясь при своем усердии к делу полною внимательностью в лечении бедного люда во всякое время, чем приобрел себе не только от заводского населения, но и от окрестных жителей, прибегающих к помощи г. Окинчица, полнейшую благодарность». За его полезную и оперативную службу Красноуфимское земство доплачивало ему 1000 рублей.

Врачу приходилось постоянно посещать все участки. Так в одном из Отношений Земству он сообщает, что не поедет в Сылвенский завод для предупреждения тифа у населения. Мотивируя это тем, что не может на произвол оставить своих многочисленных больных в Суксунской округе. Земство не имело средств открыть дополнительный участок или найти дополнительно самостоятельного земского врача, поэтому Окинчиц и являлся земско - заводским врачом. И резиденция такового была слишком далеко от Сылвенского завода. На Красноуфимский уезд в 1880-х гг. приходилось 30 врачей и два ветеринара, 26 фельдшеров. Кстати, половина врачей в уезде имела польские, немецкие и еврейские фамилии.

Из отчетов доктора Л. Окинчица мы узнаем, что в год он обслуживал в Суксунском участке до 3 тысяч человек. Среди заболевших был весь набор болезней. Только с тифом в 1882 г. к нему обратился 31 человек! В этом же году население участка более всего пострадало от эпидемии скарлатины. Как пишет Окинчиц в отчете: « Изолировать больных не было никакой возможности, и распространение эпидемии шло поэтому очень быстро…. Смертность хотя и была очень значительная, но саму эпидемию нельзя причислить к злокачественным, так как самое большее число смертных случаев зависело от тех жалких гигиенических условий в которых находились заболевающие и от индивидуальных причин». Доктор Л. Окинчиц постоянно поднимал в земстве вопрос гигиены населения, о найме квартир для участковых фельдшеров, которые принимали на дому в неприспособленных помещениях, также требовал от Земства походные аптечки для каждого фельдшера, поскольку больных приходилось принимать на выездах. В Суксуне, к примеру, к приезду Л. Окинчица было один ветхий госпиталь на 25 коек и аптека.

«Недостаток больничного лечения с каждым годом все более и более дает себя чувствовать...» - писал врач в своих отчетах Земству.
За особые заслуги Государь Император в 1886 году наградил суксунского заводского врача орденом Станислава 3 степени. В 1887 году Людвиг Окинчиц с семьей переехал на жительство в г. Кунгур, куда его пригласили на должность врача. Позже он был членом Пермского статистического комитета, умер в 1903 году. Его могила на Егошихинском кладбище сохранилась среди других польских могил.

Как явствует из книги «Урал», изданной в 1917году, со стр. 217 о лечебном заведении Окинчица в Суксуне сказано: «Приемником Щербакова явился доктор Окинчиц. Его попытки устроить в Суксуне настоящий курорт первоначально имели успех. В распоряжении его оказалось громадное, удобное для больных помещение, аппарат для лечения сжатым воздухом, хорошо устроенные ванны, добропорядочная в медицинском отношении постановка лечения. В Суксун на летнее время приглашался для развлечения больных оркестр музыкантов. Однако с годами дело Окинчица начало падать, съезд больных уменьшился, а сам инициатор все более терял энергию, силы в борьбе с невежеством ключевлян их враждебном отношении. В 1898г. Окинчиц закрыл лечебницу».

Семья заводского врача была большой: два сына и три дочери. Врачебным делом занялся и его сын Людвиг Людвигович Окинчиц. Родился он в Суксунском заводе в 1874 году. По окончании Пермской мужской гимназии в 1894 году поступил в Санкт-петербургскую военно-медицинскую академию. Окончив ее в 1899 году с отличием начал работать врачом в знаменитой Обуховской больнице г. Санкт -Петербурга. В 1903 году получил звание доктора медицины.


 Окинчиц Людвиг Людвигович 
 Людвиг Людвигович был известен в России как выдающийся онколог-гинеколог, который впервые в 1933 году поднял вопрос о профилактике и активной борьбе со злокачественными опухолями. В советское время в 1922 году он был назначен главным врачом Петербургского роддома № 6, при котором благодаря его стараниям была создана женская поликлиника. Л.Л. Окинчиц развил в стенах родильного дома большую оперативную деятельность: создал хирургическую школу, усовершенствовал лабораторные методы обследования, им была организована мито - генетическая лаборатория. С 1935 года в роддоме стало применятся медикаментозное обезболивание родов. В 1936 году даже открылось онкологическое отделение. Надо сказать, что до сих пор в акушерской практике в целях профилактики послеродовых кровотечений, известен метод бережного ведения послеродового периода при ручном отделении последа, названный медиками как «рукав Окинчица». Немало было заслуг на счету доктора Людвига Людвиговича Окинчица. Жизнь его оборвалась в блокадном Ленинграде в 1942 году.

Много и других интересных судеб можно вспомнить. В Торговижской Иоанно - Предтеченской церкви (сегодня – с. Торговище Суксунского района) служил священником поляк Скалецкий Павел Иванович. Родился и вырос в Бессарабии. Когда и как он принял православие - не известно, но семья Скалецкого проживала в Перми. Первоначально П. И. Скалецкий был учителем, а духовный сан, по свидетельству приемной дочери его жены Паутовой Александры, он получил незадолго до революции в Перми. Был женат на выпускнице женского епархиального училища Марии Петровне. В селе Торговище П. И. Скалецкий начал служить с мая 1917 г., до этого супруги жили на севере губернии. Мария Петровна была учительницей, детей в семье не было. Революционные события застали их в Торговище. П.И. Скалецкий помогал белогвардейцам и власть большевиков не признал. В июле 1919 года Павел Иванович уехал при отступлении белой армии. Жена осталась в Торговище, а после работала в Тохтаревской школе. В 1920-х годах взяла девочку сироту из Суксунского приюта (Детского городка №1) Александру Паутову, и воспитала ее. Мария Петровна за заслуги в народном образовании имела орден Ленина. Хотя она и была учительницей, но прозвище «попадья» оставалось с ней долго.

Преподавателем военного дела и физкультуры в Суксунском двухклассном училище им. Л.Н. и И.Г. Каменских работал поляк Ян Янович Высоцкий. Когда Я. Я. Высоцкий появился в Суксуне не известно, но судя по воспоминаниям бывших учащихся - незадолго до революции. Он выступил одним из организаторов и участников вооруженного восстания в Суксуне против большевиков летом 1918 г. Бывший белогвардеец местный житель, арестованный офицер М. В. Осолихин давал показания на допросе в 1925 г. как в Суксуне формировался повстанческий отряд: «В этом отряде было сформировано 200 человек рабочих на 4 взвода, нумерации взводов не было....А руководителем всего этого отряда был подпорутчик Высоцкий Ян Янович». Временный управляющий суксунскими заводами Альбин Шишко со слов М.В. Осолихина, являлся дядей Я. Я. Высоцкого. Далее М. В. Осолихин вновь говорит о Я. Я. Высоцком: «В момент проводившегося собрания выступали против советской власти гражданин Шантарич и Высоцкий, которые высказывались, что не давать людей в Красную армию, а восстать и свергнуть Соввлась...». (Шатнтарич - прозвище, не фамилия. Прим. авт.) Из допроса явствует, что при наступлении красных повстанцы бежали в Нижне - Сергинский завод, где из них вскоре был сформирован особый Суксунский батальон из 5 рот, который вошел в состав Верхне-Удинского полка 3 Иркутской дивизии Колчака. Первой ротой командовал Ян Высоцкий. В декабре 1919 г. Высоцкий с белой армией вновь вернулся в Суксун – завод, но в дальнейшем судьба его не известна..

Уже в годы гражданской войны в д. Киселево под Суксуном переехала семья Лопатина (Лопачек) Петра Михайловича, в деревне он проживал с 1918 по 1937 г. Родился в 1872 г. в с. Постаново Киевского уезда. По отцу Петр Михайлович был поляк. Но семья воспитала его в православной вере, и он был глубоко верующим человеком. Фамилию ему поменял во время службы в царской армии какой-то военный начальник, которому очень приглянулся способный солдат. «Я-говорил он, - не люблю поляков, а тебя люблю! Будешь Лопатиным!» В годы своей молодости Петр проживал на Украине, в С - Петербурге, ездил на заработки в Америку. Был женат на польке, католичке, будучи сам православным. В д. Киселево появился он с семьей в разгар гражданской войны. Дети Лопатиных Вера и Михаил тоже воспитывались в православной вере. Петр Осипович ходил в церковь, редкую службу пропускал. Читал религиозные книги, сочинения Сергея Нилуса, Иоанна Кронштадского и предчувствовал, что скоро начнутся гонения. А своим родным говорил: «Вам меня не хоронить». П.М. Лопатина арестовали в 1937 г. по обвинению в антисоветской агитации, Он был расстрелян на 12 километре недалеко от г. Свердловска. Потомки Лопатиных живут в Суксуне, Киселево, Перми, Кунгуре.

Сегодня в Суксуне проживают потомки поляков, в разное время появившиеся в поселке. Например, Венгельские – потомки польских ссыльных поляков из Читы, Чумаковские, потомки поляков, высланных на Урал, Дудзичи, появившиеся в годы гражданской войны. Поляки были и среди эвакуированных, приехавших в Суксун в 1941 г. с Витебской очковой фабрикой. Некоторые остались здесь на жительство.. К примеру, Ильина (Шевяко) Анна Францевна (1912-2000 гг.). Дашкевич Михалина Михайловна и многие другие.
Дашкевич Михалина (в центре), довоенное фото.


Ильина (Шевяко) Анна Францевна и дочери. Суксун.

Манохина(Соболевская) Галина Марьяновна. п. Суксун.

Манохина (Соболевская) Галина Марьяновна 1950 г. р., приехала в район по распределению и долгое время работала фельдшером в деревнях Суксунского района и в Суксунской районной больнице. Ее отец - Марьян Францевич Соболевский был чистокровный поляк. Его отец Франц Иванович родился в 1896 г. в с. Окоп Киевской области. В годы войны Франц Иванович воевал на фронте и привез с войны в жены польку совершенно не умевшую говорить по-русски. Его сын Марьян Францевич уже был женат на русской женщине из села Орда. Никто из них не забыл о своих польских корнях, хотя считают себя коренными жителями Суксуна, на благо которого они трудились и жили.


Научный сотрудник суксунского музея Наталья Токарева.





Комментариев нет:

Отправить комментарий